16 лет и много месяцев: общество вечных подростков

Современная молодежь не торопится взрослеть и откладывает принятие важных для жизни решений на даже более зрелый возраст, чем их родители. Ученые Высшей школы экономики проанализировали эту ситуацию и попытались найти причины такой инфантильности. Выяснилось, что подростки тут ни при чем: кажется, сами современные условия жизни толкают их на «вечную молодость».
1 комментарий
Фото: J Aaron Farr / Flickr / CC BY 2.0

Нынешние подростки словно зависают в своем возрасте. Они не стремятся к самостоятельности и откладывают важные решения. Это касается самых разных сфер — от выбора профессии до отношений с людьми. К таким выводам пришла Александра Бочавер, научный сотрудник исследований современного детства Института образования НИУ ВШЭ, краткое описание ее исследования опубликовано в журнале IQ НИУ ВШЭ.

Эта ситуация свойственна не каким-то определенным обществам и укладам, а, судя по всему, является интернациональной. Под «взрослостью» принято понимать «независимость решений, ответственность, эмоциональную зрелость и осознание своих приоритетов и установок». Но можно ли сказать, что сегодняшние 18-летние люди в большинстве своем обладают ими?

Даже официально возрастные рамки взросления уже расширились: в подростках теперь можно ходить и до 25 лет, а некоторые умудряются сохранять детский взгляд на мир и дольше. «Если раньше подростковым возрастом считали 12-16 лет, то теперь психологи все чаще ставят новую границу — 18 лет. Есть и более радикальные мнения. Часть ученых полагают, что тинейджеры „мужают“ к 21 году, а то и к 24 годам», — отмечают ученые.

«Как отдельный период подростковый возраст вообще стал выделяться только 130-140 лет назад, а до этого ни наука, ни общество вообще не оперировали таким понятием. Потом выделили подросткам короткий период — с 12 до 14, максимум до 16 лет, после этого человек считался уже взрослым. Сегодня, по классификации ООН, подростком человек считается до 20 лет, а до 25 — юношеский возраст», — пояснил «Учёбе.ру» психолог Кирилл Хломов.

Автор теории взросления Emerging adulthood американский психолог Джеффри Арнетт выделил особый возрастной период между 18 и 25 годами. Молодые люди этого возраста уже не подростки, но еще и не взрослые. Они независимы лишь отчасти, поскольку, как правило, не имеют своего жилья и живут с родителями. У таких молодых людей много возможностей и мало обязательств. Прежде чем выбрать партнера или «дело жизни», они могут несколько раз делать «примерки», пробовать разные варианты.

Но и без всяких теоретических обоснований мы можем наблюдать, что сегодняшние молодые люди дольше получают образование, позже определяются с профессией и еще позже отделяются от родителей и заводят семью. Есть ли какие-то общие причины и закономерности такой «пролонгации» взросления (кроме лени и безответственности, в которых во все времена подростков обвиняют взрослые)? Ученые выявили некоторые из них.

Я подумаю об этом завтра

Во-первых, как бы парадоксально это ни звучало, инфантильное поведение молодых людей обусловлено широтой возможностей, которые перед ними открываются: в современном мире человеку предоставлено очень много вариантов, в том числе в профессиональной сфере. Четкая схема «школа — институт — работа — семья» или любая другая сегодня не является обязательной, общество предлагает различные социально приемлемые жизненные сценарии, много «способов проживать свою жизнь». Сразу сориентироваться в таком богатстве возможностей сложно.

Во-вторых, как отмечают ученые, современный мир как никогда быстро меняется и становится непредсказуемым. «Так, например, трудно моментально определиться с образованием и профессией. Часть из них устаревают, часть еще только формируются. Карьерные траектории стали нелинейными, „извилистыми“. В такой ситуации образовательный выбор имеет „непонятный срок действия“ и зачастую оторван от будущей профессии», — отмечает Александра Бочавер.

Это порождает неуверенность и тревогу, подростки либо выбирают эскапизм и откладывание решений, либо принимают более комфортную в этой ситуации позицию «я живу настоящим и не думаю о будущем».

Горе от ума

«Гонка за образованием отдаляет от быта», — отмечается в исследовании. В современном мире образование имеет высокую ценность: от него зависит успех, самореализация, уровень удовлетворенности жизнью. Сегодня ситуация, когда подросший ребенок становится помощником в семье или кормильцем, очень редка и считается, скорее, неблагополучной. Ради светлого будущего родители готовы содержать и опекать «ребенка», хоть до старости, давая ему возможность учиться, — при этом абсолютно исключая его из решения бытовых задач. Поэтому нынешние подростки часто абсолютно беспомощны в быту, не умеют делать элементарных вещей, которые их родители, которые уже жили в городских условиях, осваивали еще в детском саду.

Во всем виноваты родители

Общество переживает кризис в сфере воспитания. Сегодня нет единой модели «правильного родительства»: взрослые люди постоянно спорят, рефлексируют по этому поводу, многие родители комплексуют, чувствуют неуверенность в себе, сверяют себя с каким-то «идеальными» папами и мамами. В такой ситуации вместо того, чтобы стать опорой своему подросшему ребенку, который стоит на пороге принятия серьезных жизненных решений, они и сами ведут себя инфантильно, наделяют подростка еще и своими собственными сомнениями.

Возникли альтернативные модели взрослости

Сегодня нет единой модели превращения подростка в зрелого человека. Есть, например, «кидалты» — «взрослые дети», которые, даже сами становясь родителями, не расстаются с детскими забавами и интересами. На «вечных девочек и мальчиков» работает целая индустрия, начиная от дизайнерских Барби и компьютерных игр, заканчивая «детской» одеждой для взрослых.

Дауншифтеры — люди, которые долго ищут «себя настоящего», достигнув высот в карьере, всегда готовы уйти «на линию старта» и жить ради удовольствия в каком-нибудь «месте силы».

NEET-молодежь (Not in Employment, Education or Training) — те, кто не работает и не учится, довольно долго может зависать в таком состоянии. По сути, это путь «отложенных решений», когда поворотный момент всякий раз переносится на будущее.

Ученые обращают наше внимание, что «требования общества к зрелым людям стали более размыты. Основная черта, которая востребована безусловно, — это гибкость, возможность адаптироваться к изменяющимся условиям».

Таким образом, мы можем констатировать, что ничего непоправимого в позднем взрослении нет. Как говорил Гете, «молодость — болезнь, которая быстро проходит». Другое дело, что понятие «быстро» с каждым поколением все больше удлиняется.

1 комментарий

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты