Алексей Горбачев: «Олимпиадное движение развивалось исключительно на энтузиазме»

Кто придумывает олимпиадные задачи и многие ли способны их решить? Кто слил задания регионального тура в интернет, зачем он это сделал? Можно ли купить победу в олимпиаде? У «Учёбы.ру» накопилось много вопросов про олимпиадное движение. Некоторые тайны удалось раскрыть с помощью ответственного секретаря городского оргкомитета Всероссийской олимпиады в Москве, главного редактора сайта «Олимпиада.ру» Алексея Горбачева.
Наталья Афанасьева
01 февраля 2017
Фото: Hampton University / Flickr / CC BY-ND 2.0
Алексей Горбачев,
ответственный секретарь городского оргкомитета Всероссийской олимпиады в Москве,
главный редактор сайта «Олимпиада.ру»
В этом году региональный этап Всероссийской олимпиады начался со скандала: задания по нескольким предметам утекли в интернет. Удалось ли остановить этот процесс?

После того как задания стали утекать в сеть (об этом можно прочитать в материале «Олимпийский слив: кому выгодна утечка заданий», — «Учёба.ру»), стали приниматься беспрецедентные меры защиты. Теперь регионы получают задания за два часа до олимпиады, а не за одни-двое суток, как было раньше. Была изменена схема передачи файлов с заданиями в региональные оргкомитеты — на прошлой неделе их отправляи через Региональные центры обработки информации — те, которые отвечают за проведение ЕГЭ. Мы видим, что это работает — олимпиада по истории уже прошла без утечек. Правда, как говорят, в некоторых регионах случился конфуз, и детям попались задания прошлых лет. Начиная с этой недели, с математики, принято решение доставлять задания «Спецсвязью» — это федеральная служба, которая занимается доставкой особо секретных отправлений, в том числе заданий по ЕГЭ.

конечная цель этих мошенников — ЕГЭ

В чем, по-вашему, состоит план злоумышленников? Версии выдвигаются очень разные. Кто-то говорит про бизнес, кто-то считает, что это попытка дискредитировать олимпиадное движение.

Слухи ходят разные: поскольку в сети были исходные файлы, даже не сфотографированные варианты, может быть, сливал кто-то в регионах, а, может, были ошибки в системе выдачи, и именно на этом этапе мошенникам удалось взломать систему. Зачем они это сделали именно на региональном этапе, который практически не дает льгот при поступлении (максимум 10 баллов к ЕГЭ), это другой вопрос. Одна из версий такова, что конечная цель злоумышленников — ЕГЭ. Они взломали региональный этап «Всероса», чтобы доказать, что способны на большее. Потом они соберут много денег, обещая слить ЕГЭ, и скроются в неизвестном направлении. Это бизнес, мошенничество в особо крупных размерах.

В прошлые годы тоже были попытки «продать» олимпиады, но это были ненастоящие варианты. В худшем случае  во время самой олимпиады в интернете могли появиться фотографии, которые были сделаны участникам. А тут вдруг появились оригиналы, которые готовили центральные комиссии. Версий много, пусть с ними работают следственные органы, а Министерство образования должно разобраться с тем, что произошло, и сделать так, чтобы это не повторилось. Мы же, организаторы, крайне заинтересованы в том, чтобы утечек не было.

В интернете несложно найти фирмы, которые предлагают поступление в вузы путем победы в олимпиадах. Например, прохождение заочного тура стоит 20 тысяч рублей, а победа в заключительном туре и гарантированное поступление — 200 тысяч. Как это происходит? Можно ли окольным путем победить в заключительном этапе «Всероса», который открывает двери в любые вузы без ЕГЭ?

Схема проста — телефон, наушник, кто-то на том конце подсказывает. Такое возможно на некоторых вузовских (перечневых) олимпиадах, но они не дают почти никаких льгот при поступлении в приличные вузы. Эта схема — такое же мошенничество и обман «покупателя». Ведущие вузы, которые проводят олимпиады первого уровня (а вообще, перечневые олимпиады поделены на три уровня, каждый из которых дает свои бонусы), такого не допускают, репутация гораздо дороже.

Эта система абсолютно прозрачная. Победителей олимпиад не так много по стране, это все неслучайные дети, они прошли несколько этапов и туров. Как правило, олимпиадники очень хорошо учатся.

Например, ежегодно победителей и призеров Всероссийской олимпиады по всем предметам набирается три тысячи человек. То есть, по каждому предмету — 100-150 человек в год. Чаще всего во «Всеросах» и перечневых олимпиадах первого уровня участвуют одни и те же дети. И, конечно, это система дает возможность проявить себя в честной борьбе.

Что же касается возможностей фальсификации заключительного этапа «Всероса», то это исключено. Участники финального тура собираются в одном месте, в здании, откуда никто никуда не выходит. Это 200-300 самых сильных в данном предмете детей в стране, никто из них не будет участвовать в сомнительных мероприятиях. Кроме того, задания на заключительном этапе такого уровня сложности, что решить их успешно могут единицы. Например, могу сказать про математику — все, кто теоретически сможет решить «Всерос», в математическом сообществе известны буквально поименно. Таких математиков не больше сотни, и, как правило, все они участвуют так или иначе в олимпиадном движении, придумывают задания, например. Они уж точно не будут рисковать своей научной репутацией ради нескольких тысяч или даже десятков тысяч рублей. Это все равно что душу дьяволу продать.

каждое новое задание — это озарение, искусство

А кто придумывает задания для олимпиад? Как вообще это происходит?

Многие годы олимпиадное движение развивалось исключительно на энтузиазме. И хоть сейчас это стало более официально, но базируется все на прежних традициях. Каждое новое задание — это озарение, искусство. Это совершенно уникальное дело, тяжелейший труд и творческий процесс. Круг людей, которые умеют придумывать интересные олимпиадные задачи, очень узок: это могут быть школьные учителя, студенты, аспиранты, преподаватели вузов, ученые или люди, которые работают в отрасли, скажем, в области права или информатики. Но это настоящее сообщество, со свой историей и принципами. И внутри этого сообщества все держится исключительно на доверии, на традиционной научной этике.

Вот почему организаторы олимпиад так тяжело переживают эти сливы — это не столько ударяет по движению, сколько подрывает устои, основанные на доверии. Нам очень неловко перед детьми, которые участвуют в олимпиадах, — это, как правило, абсолютно светлые личности, не умеющие списывать и обманывать, которые приходят, чтобы раскрыть свой потенциал. А теперь все вынуждены всех подозревать и контролировать: ребят, учителей, составителей. Вводятся дополнительные меры безопасности — например, теперь, если у участника во время олимпиады будет обнаружен телефон, ему грозит дисквалификация. Все это очень мучает. Но я надеюсь, что мы справимся с трудностями, и все нормализуется, к этому есть все предпосылки.

Куда пойти учиться? Расскажем на Московском дне профориентации и карьеры 18 февраля на ВДНХ, павильон № 57!

Наталья Афанасьева
01 февраля 2017

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты