От травли — к пластическому хирургу

Подростки, которые стали жертвой буллинга, а также организаторы травли чаще, чем остальные дети, мечтают о том, чтобы изменить свою внешность, прибегнув к пластической хирургии. К таким выводам пришли психологи в результате исследования. Вообще же, популярность косметических операций среди молодежи 13-19 лет стремительно растет во всем мире: подростки готовы лечь под нож ради красивого селфи или из страха быть не такими, как все.
Фото: Samantha Evans / Flickr / CC BY-ND 2.0

Исследователи факультета психологии Университета Уорвик (University of Warwick) провели опрос среди подростков 11-16 лет, которые с той или иной стороны участвовали в травле — то есть либо тех, кто подвергался издевательствам со стороны одноклассников, либо тех, кто сам был организатором.

В итоге были получены очень любопытные результаты: оказалось, что очень многие среди этих ребят хотят изменить свою внешность и готовы ради этого сделать операцию. 11,5% детей, ставших жертвами буллинга, выразили решимость лечь под нож пластического хирурга. При этом, что интересно, довольно многие — 3,4% — из тех, кто участвует в травле с другой стороны, проявили ту же готовность. А среди тех, кто и подвергается издевательствам, и сам участвует в них, таких оказалось 8,8%.

А теперь сравним эти цифры с тем, к чему оказались склонны подростки, которые вообще не участвуют в буллинге: среди них всего 1% тех, кто недоволен своей внешностью настолько, что готов пойти на операцию. Разница, как мы видим, значительная.

«новый носик» к 18-летию становится почти обычным делом

Психологи предполагают, что неприятие своей внешности у подростков — это результат серьезных психологических проблем, которые связаны с издевательствами в среде сверстников. Жертвы хотят сделать операцию, потому что их психологическое состояние зависит от того, как их видят другие, в основе их желания изменить внешность лежит низкая самооценка. Для «сильной» же стороны (тех, кто сам участвует в травле и запугивании одноклассников) косметическая хирургия — средство повышения социального статуса. Идеальная внешность для них — способ доминирования.

При этом тема пластики среди детей от 13 до 19 лет и сама по себе весьма актуальна. В последние несколько лет именно в подростковой среде популярность косметической хирургии растет особенно бурно — например, в США за год делается около 230 тысяч косметических операций тем, кому еще не исполнилось 19 лет. В Европе тоже наблюдается ажиотаж, а в Южной Корее, где эстетическая медицина очень развита, самым распространенным подарком по случаю окончания школы является сертификат на операцию по изменению внешности. Да и у нас «новый носик» к 18-летию становится почти обычным делом.

Кумиры российских подростков, звезды Instagram — девушки, которые начали делать пластику в 16 лет. Они не скрывают того, что их «идеальная» внешность — результат множественных операций. На наших глазах подростковая пластическая хирургия становится едва ли ни нормой, и речь уже не идет о коррекции лопоухости или исправлении явных дефектов.

молодые люди приходят к специалистам и показывают им свои «селфи»

Началось все в 2013 году — именно тогда пациенты эстетических хирургов значительно помолодели, а спрос на услуги отрасли резко возрос на 25%. Американская академия лицевой, пластической и реконструктивной хирургии (American Academy of Facial Plastic and Reconstructive Surgery), пытаясь понять причины этого скачка, провела исследования и выяснила, что причиной резкого недовольства своей внешностью и решимости ее изменить стало появление селфи. «Молодые люди приходят к специалистам, показывают им свои селфи, которые, по их мнению, не очень удачны из-за дефектов лица, после чего просят подкорректировать их внешний вид хирургическим путем».

Понятно, что мотивы измениться у подростков совсем иные, чем у взрослых людей, которые обращаются к пластике в погоне за ускользающей молодостью. Для 13-19 летних людей главный движущий фактор — страх быть не такими, как все. А поскольку зачастую внешность их кумиров, также перенесших эстетические операции, тоже становится очень шаблонной, «не выделяться» — значит иметь одинаковые скулы, носы и губы. И даже ужасные примеры неудачных хирургических вмешательств ребят, похоже, не пугают.

Однако исследование психологов из Университета Уорвик открывает новые, более серьезные проблемы в этой теме. Выявленная зависимость между решимостью лечь под нож пластического хирурга и участием в травле и издевательствах, как со стороны жертвы, так и со стороны агрессора, кажется специалистам очень важной. Они даже предлагают ввести правило, чтобы косметические хирурги перед тем, как одобрить пластическую операцию, изучали психологическое состояние пациента, особенно если ему от 13 до 19 лет, — скорее всего, в основе его решимости поменять нос или ухо лежит душевная травма.

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты