Учитель месяца: «Наша школьная математика неоправданно сложная, а финская — неоправданно слабая»

Школьная математика в разных странах существенно различается, как объемом, так и содержанием и подходом: английские дети в 4 года учат дроби, а финские в 7 классе еще не решают задачи. Российские же вычисляют интеграл, но не могут решить простую бытовую задачу. Об особенностях математического образования в разных странах «Учёба.ру» поговорила со Светланой Водолазской, учителем математики, организатором международного математического лагеря.
Наталья Афанасьева
29 сентября 2017
Фото: aimee rivers / Flickr / CC BY-SA 2.0
Светлана Водолазская,
учитель математики
Были ли у вас в школе учителя, которые вдохновили вас, увлекли математикой?

Я училась в Москве, в физико-математической школе, тогда она называлась «Лицей при МИФИ», а преподавать математику детям и организовывать математические лагеря начала в качестве хобби. А потом, когда мы пару лет назад с семьей переехали в Великобританию, это стало моим делом. Что касается увлечения математикой, к сожалению, в нашей школе это происходит скорее вопреки, чем благодаря. Большинству детей это так и не удается. Ну а те, у кого есть математические способности, в принципе, приспособятся к любой системе.

То есть, по-вашему, есть все-таки «математический» и «не математический» склад? Многие педагоги отрицают это, считают, что все зависит только от учителя.

Безусловно, в любой системе самое главное — это учитель и его способность увлечь ученика, раскрыть его способности. Но и математические способности у всех разные, как и склонность к языкам. Это я вам могу сказать как мама четверых детей, среди которых один — старший — вне всякого сомнения, одаренный математик. Он уже в 5 лет считал так, будто у него внутри спрятан калькулятор. С самого раннего детства ребенок был занят математическими исследованиями: видя дерево, пытался посчитать, сколько на нем листьев, беря стакан воды, задумывался, сколько в нем капель. Это, разумеется, и определенные человеческие способности, и определенные потребности. К сожалению, наша школьная программа построена так, что она отбивает интерес к математике: сильному ребенку скучно, ему слишком просто, слабому — слишком сложно, непонятно и тоже скучно.

математика в школе слишком академическая, не имеет отношения к жизни

Ваши ученики живут в разных странах, различается ли математическое образование, подходы, объем знаний?

Математическое образование везде очень разное: подходы, объемы, оценка знаний и, в конечном счете, результат, то есть багаж математических знаний, с которым человек выходит из школы, и то, как он может применить их в жизни, очень отличаются в школах разных странах.

Когда мы несколько лет назад переехали в Англию, моя дочь решила поступать в grammar school — это школы, которые выше по уровню, чем обычные, туда надо сдавать экзамены. Когда она начала готовиться, вот за что мы не боялись, так это за математику — ребенок с 1 класса ходит в математические кружки и в московской школе учился успешно. И каково же было наше изумление, когда пробный тест она решила дай Бог на 40%. Остальное она просто не знала, в московской программе за 6 класс не было таких тем. У британских школьников очень широкий математический кругозор.

Английские дети идут в школу в 4 года и сразу начинают заниматься математикой, конечно, в игровой форме: делят пиццу, раскладывают кубики Lego. В 6 лет они уже работают с дробями, они уже знают, что половина — это и 50%, и 1/2, и угол 180 градусов. И для них это все не абстрактные понятия — они все руками пощупали, поделили, исследовали, они поняли, как это устроено. Это не остается какой-то абстракцией, поэтому не забывается потом. В Британии, как и в Америке и Сингапуре, математика очень практичная, из реальной жизни. Есть участок, надо рассчитать, каким будет забор вокруг него, посчитать монеты в кошельке, вычислить размер скидки, перевести деньги из одной валюты в другую.

У нас детей учат брать интегралы, про которые они, выйдя из школы, сразу забудут, и решать примеры с девятью действиями — такого в других школах нет. Зато решить простейшую бытовую задачу: как рассчитать количество краски, чтобы покрасить стены, — не учат. И это одна из главных проблем российского подхода: математика в школе слишком академическая, не имеет отношения к жизни, вместо того, чтобы достаточно времени уделить визуализации и поиграть, сразу переходят к решению примеров.

Еще одна очень хорошая черта британской математики — темы проходят из года в год, каждый раз на более высоком уровне. У нас же считается, что если в 5 классе прошли дроби, значит, ребенок все понял и запомнил. В результате пробелы расширяются, непонимание растет как снежный ком — в 8-9 классе оказывается, что ребенок вообще не понимает, что это такое.

а вот примеры сингапурские дети не решают — все дроби, проценты и части учат через задачи

Математические системы каких стран вам еще показались интересными?

Математическое образование в США довольно сильно отличается от британского, прежде всего наличием учебника и довольно больших домашних заданий. Сам подход при этом такой же: темы изучаются несколько лет, каждый раз все глубже и глубже, все очень наглядно, задачки тоже в основном практические, интересные и достаточно сложные.

Сингапурская система использует так называемый эвристический подход к решению, идет от частного к общему. Сначала дети решают очень много практических задач, не изучая теорию, потом, основываясь на этом опыте, ребенок обобщает и делает выводы. При этом уравнения для решения задач не пишут, а рисуют схемы. Много заданий на логику, которые у нас дают в математических кружках, а вот примеры сингапурские дети не решают — все дроби, проценты и части учат через задачи.

Что касается финской школы, то я могу сказать, что математика там практически отсутствует. У меня есть ученик, ему 13 лет — он никогда в жизни не решал задачи, только примеры. Очень скудный набор тем, при этом и счетные навыки у них не развиты. Учебники слабые, 7 класс соответствует уровню примерно 4-5 класса Британии и России, при том что по возрасту это 7 российский класс и 9 британский. Если наша школьная математика, на мой взгляд, неоправданно сложная, в ней много академической мишуры, которая не дает реальных знаний, ее цель — высокий результат, то финская — неоправданно слабая.

почти у всех моих учеников я наблюдаю огромный страх перед ошибками

То есть так разрекламированная финская школа не так уж и совершенна?

Вообще, если честно, меня удивляет такое восхищение финской образовательной системой. Все, что сейчас выдается за какие-то революционные, прогрессивные открытия, в британской школе работает уже больше 20 лет — серьезная реформа образования здесь проводилась в 90-е годы. Здесь тоже нет четкого расписания, давно уже ведется межпредметное обучение, когда изучается явление целиком, с точки зрения разных дисциплин. Например, несколько лет назад таким явлением была война в Сирии — 10-летние дети изучали суть конфликта с точки зрения географии, истории, религии и так далее. Они читали газеты и потом сами писали новости, таким образом тренируясь в оттачивании журналистского стиля. Они учились верстать и выбирать фотографии. Какой это был предмет? Точно так же проходят, например, Древнюю Грецию — они учат греческий алфавит, рисуют амфоры, идут в музей, ставят спектакль в стиле античного театра и так далее. Здесь тебе и история, и драма, и рисование (а это важные предметы, по ним даже можно сдавать выпускные экзамены).

А есть ли какие-то одинаковые недостатки в системе образования, которые мешают быть успешным в математике?

Практически у всех моих учеников я наблюдаю огромный страх перед ошибками. Даже не перед ошибками, а перед неуспехом. Разные страны, разные школьные системы, а проблема общая. Вот математическая задачка, которая отлично передает эту проблему: «За одну решенную задачу дают 4 балла, за одну неправильно решенную снимают 2 балла, за нерешенную дают 0 баллов». Так и есть в школе, а должно быть наоборот — попытку решить нужно поощрять.

Но у нас в школе отрицательная мотивация давит со страшной силой: с ее постоянными оценками, где снижают баллы за то, что клетку не отступил, за помарки, за чистописание. Школа сразу набрасывается со своими правилами, ребенок понимает, что детство кончилось, что учиться очень сложно, лучше я вообще ничего делать не буду. Исследовательская деятельность зарублена на корню, никакого желания, интереса нет. Если дети не видят решения задачи сразу, то, скорее всего, и не попробуют ее решить, они ждут подсказки, одобрения каждому действию. Я учу детей спорить со мной, не бояться ошибиться. И это получается далеко не сразу.

Наталья Афанасьева
29 сентября 2017

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты